Человек обычно видит только то, что заранее готов увидеть

Макс Фрай «Чужак»
Мальтийский сокол
Читать рецензииИскать на ЛитРесИскать на Ozon.ruИскать на MyBookИскать на Book24.ruИскать на Labirint.ru
О книге

Дэшил Хэммет, признанный классик американской детективной прозы, один из основателей жанра `крутого детектива`. Судьба его необычна: прежде чем заняться литературным трудом, он сменил десяток профессий. Любопытно, что Хэммет не один год прослужил в частном агентстве Пинкертона. В 1922 году он переехал в Голливуд, где и начал писать романы, прославившие его имя. Среди многочисленных произведений писателя наибольшей популярностью пользуются `Кровавая жатва`, `Проклятие Дейнов`, `Стеклянный ключ`, `Худой человек` и в первую очередь `Мальтийский сокол`. Все они экранизированы, причем Хэммет сам писал сценарии. `Мальтийский сокол` имеет три киноверсии. Успех романа вполне оправдан. В свое время видный американский критик назвал это произведение Хэммета `лучшим американским детективом всех времен`.

Сюжет

В детективное агентство Сэма Спейда обращается женщина с просьбой помочь вернуть сестру, которая сбежала с любовником Флойдом Терзби в Сан-Франциско.

Женщина, представившись как мисс Уондерли, сообщает, что недавно приехала в Сан-Франциско и сегодня вечером ей предстоит встреча с Терзби и сестрой. Компаньон Спейда Майлз Арчер выражает готовность сопровождать мисс Уондерли, на случай непредвиденных ситуаций.
Этим же вечером приходит весть, что Арчер убит, а находят убитым и Терзби. Полиция подозревает Спейда.
Вскоре оказывается, что настоящее имя мисс Уондерли - Бриджит О’Шонесси и она выдумала историю о сестре. Мисс Бриджит по прежнему просит защиты у Спейда, хотя и отказывается объяснить, что именно случилось.
К Спейду является человек, представившись как Джоэл Кэйро. Кэйро пытается вернуть пропавшую у него вещь, но убедившись, что у Спейда ничего нет, Кэйро предлагает детективу отыскать этот ценный предмет за пять тысяч долларов.
Спейд устраивает мисс Бриджит и Кэйро нечто вроде очной ставки, и девушка соглашается вернуть за определённую сумму интересующую Кэйро статуэтку с изображением сокола. Являются полицейские и забирают Кэйро «для выяснения обстоятельств», а девушка рассказывает, что статуэтка добыта в Константинополе у русского генерала Кемидова. Подозревая, что Кэйро вряд ли заплатит за эту работу, она и Терзби спешно покинули Константинополь. Однако она не доверяла и Терзби, считая, что он, скорее всего, попробует её надуть. Между Бриджит и Спейдом возникает нечто большее, нежели деловое сотрудничество. Они оказываются в постели. Но поутру, пока Бриджит ещё спит, Спейд посещает её квартиру и проводит там обыск, но сокола не находит.
Спейд замечает, что за ним следит некий молодой человек. Его зовут Уилмер, и он - правая рука человека по имени Каспар Гутман, который также жаждет контактов со Спейдом. Именно Гутман сообщает Спейду, что представляет собой статуэтка, вокруг которой кипят страсти. В своё время она была изготовлена рыцарями ордена госпитальеров в подарок императору Карлу V, передавшему им остров Мальта. Но галера, на которой среди прочих ценных грузов находилась статуэтка, не попала в порт назначения. Корабль захватили алжирские пираты, и затем золотой сокол начинает странствовать по белу свету, переходя из рук в руки. Кто-то из владельцев из предосторожности покрывает сокола чёрной краской. Гутман выходит на след сокола, когда тот попадает к греку-предпринимателю. До заветной цели, казалось бы, рукой подать, но грек погибает при загадочных обстоятельствах, а статуэтка исчезает из его дома. Потратив на поиски семнадцать долгих лет, Гутман наконец находит сокола в Константинополе, но его теперешний владелец, отставной русский генерал, не желает расставаться с безделушкой, истинной ценности которой он, судя по всему, не представляет. Тогда приходится пойти на кражу, тем не менее в руки Гутмана сокол не попадает. Гутман не сомневается, что лишь мисс О’Шонесси знает местонахождение сокола, а поскольку следы её затерялись в Сан-Франциско, он предлагает Спейду немалые деньги за помощь в поиске сокола. Но заманчивое предложение оборачивается блефом: в виски Спейду подмешан наркотик, он оказывается на несколько часов без сознания и, очнувшись, понимает, что его просто вывели из игры, чтобы успеть без помех отыскать Бриджит.
Бриджит куда-то исчезает, и Спейду приходится как следует потрудиться, прежде чем он понимает, что она, скорее всего, отправилась встречать пароход «Палома», прибывший из Гонконга. Когда на борту «Паломы» вспыхивает пожар, Спейд понимает, что это лишь первое звено в цепочке новых драматических событий. Между тем в полиции Спейду сообщают, что Арчера застрелили из оружия Терзби, у которого и до этого были неприятности с американскими правоохранительными органами. Насчёт того, кто убил Терзби, ясности по-прежнему нет и подозрения со Спейда пока не сняты.
Спейду удаётся установить, что Бриджит О’Шонесси увиделась с Джакоби, капитаном «Паломы», но затем к ним присоединился Гутман с компанией. Пока Спейд и его секретарша размышляют о том, что могло приключиться с Бриджит, на пороге конторы появляется высокий худой человек со свёртком в руках. Не сумев ничего объяснить, он падает замертво - смерть наступила в результате множественных пулевых ранений. В свёртке тот самый мальтийский сокол, из-за которого и случился весь переполох..
Звонит телефон. Бриджит О’Шонесси находится в отеле «Александрия» и просит приехать - ей якобы угрожает страшная опасность. Сдав сокола в камеру хранения, Спейд отправляется вызволять девушку, но тревога оказывается ложной. Спейд возвращается к себе домой, где его уже поджидают Гутман, Кэйро, Уилмер и Бриджит.
Начинается торговля. Спейд готов взять в обмен на птицу десять тысяч долларов, но требует, чтобы Уилмера сдали полиции как убийцу Терзби и Джакоби. После долгих переговоров Гутман соглашается. Вскоре секретарша Спейда привозит свёрток с соколом. Со слезами умиления на глазах Гутман разворачивает бумагу, начинает соскабливать ножом чёрную краску, но, ко всеобщему потрясению, под черным защитным слоем не золото, а свинец. Драгоценность оказывается фальшивкой. Гутман, впрочем, недолго предаётся унынию. Он выражает готовность продолжить поиски до победного конца. Спейд возвращает большую часть из полученной им суммы, Гутман, Кэйро и Уилмер удаляются, но после их ухода Спейд связывается с полицией и сдаёт всю троицу. Однако полицейские застают в живых лишь Кэйро и Уилмера - мальчишка не простил своему боссу измены и расстрелял в него всю обойму из пистолета.
Теперь Спейд заставляет Бриджит О’Шонесси рассказать, как все было на самом деле. Майлза Арчера застрелила Бриджит О’Шонесси, а не Флойд Терзби. Причём сделано это было по холодному расчёту. Опасаясь своего сообщника, она решила вывести его из игры любым способом. Убив Арчера из его оружия и зная про то, какие непростые отношения у Терзби с американской полицией, она тем самым почти стопроцентно выводила его из погони за соколом, который они добыли совместными усилиями в Константинополе, а потом были вынуждены спешно уходить от Гутмана и компании. Тогда-то она и придумала отправить статуэтку окольным путём через Гонконг на «Паломе». Но слишком быстрое появление в Сан-Франциско Гутмана снова заставило её обратиться в детективное агентство Сэма Спейда.
Полиция в финале забирает под стражу роковую Бриджит.

Цитаты

Я не доверяю людям, которые остерегаются пить. Если человек боится напиться, значит, он не доверяет себе.

— Я не доверяю неразговорчивым людям. Если уж они начинают говорить, то чаще всего в неподходящее время и невпопад. Хорошо говорит тот, кто постоянно в этом практикуется.

В молодости многого не понимаешь.

В пылу борьбы люди склонны забывать о своих истинных интересах и позволяют эмоциям возобладать над разумом.

Чем мельче жулик, тем смачнее трёп.

Я люблю людей, которые прямо заявляют, что им небезразличны собственные интересы. Мы все таковы. Я не доверяю тем, кто утверждает противоположное. А тем, кто действительно не заботится о собственном интересе и говорит об этом вслух, я не доверяю больше всего, потому что они ослы, и более того, ослы, идущие наперекор природе.

Пока вам удается убеждать меня слепо доверять вам, вам нет нужды доверять мне.

Однажды человек по фамилии Флиткрафт ушел на обед из своей маклерской конторы в Такоме и более туда не возвращался. Не пришел он и играть в гольф в четыре часа дня, куда сам же пригласил знакомого за полчаса до своего ухода на обед. Жена и дети больше никогда его не видели... Он исчез, как исчезает кулак, когда разжимаешь пальцы... Случилось это в 1922 году. В 1927 я работал в крупном детективном агентстве в Сиэтле. Приходит к нам миссис Флиткрафт и говорит, что в Спокане видели человека, похожего на ее мужа. Я поехал туда. Это действительно оказался Флиткрафт. Он уже два года жил в Спокане под именем Чарлза Пирса. Торговал автомобилями, что приносило ему от двадцати до двадцати пяти тысяч долларов в год, имел жену, сына-малыша, дом в пригороде Спокана и в теплое время после четырех часов дня любил играть в гольф... Чувства вины Флиткрафт не испытывал. Он оставил свою первую семью хорошо обеспеченной, собственное же поведение казалось ему вполне оправданным... В тот день по дороге на обед он проходил мимо стройки. Неподалеку от него на тротуар грохнулась балка, сорвавшаяся с восьмого или девятого этажа. Балка его не задела, правда, осколком выбитого асфальта ему оцарапало лицо. Просто кожу содрало, но шрам всё-таки остался. Когда он рассказывал об этом, то любовно потирал его пальцем. Хотя он, по собственному признанию, до смерти испугался, главным все же было потрясение, а не испуг. Он испытывал такое чувство, будто кто-то сорвал покров с жизни и показал ему ее устройство. Флиткрафт был достойным гражданином, хорошим мужем и заботливым отцом не по принуждению, а из внутренней потребности жить в согласии с окружающим миром. Его так воспитали. Такими были люди вокруг него. Та жизнь, которую он знал, была ясной, упорядоченной, здравой и ответственной. Падение балки показало ему, что на самом деле жизнь совсем не такова. Его, достойного гражданина, мужа, отца, могло смахнуть с лица земли между конторой и рестораном случайно сорвавшейся балкой. Он вдруг осознал, что люди умирают по чистой случайности, а живут лишь до тех пор, пока их щадит слепой рок. И потрясла его больше всего даже не несправедливость: с ней, в конце концов, оправившись от первого шока, он смирился. Самое сильное потрясение он испытал, открыв для себя, что, упорядочивая свои дела, он отдалялся от жизни, а не приближался к ней. Он сказал, что, не успев пройти и двадцати футов от того места, где упала балка, понял, что не обретет душевного покоя, пока не приспособит себя к новому пониманию жизни. К концу обеда он уже знал, как ему приспособиться. Жизнь его может прервать случайно сорвавшаяся балка: нет уж, он сам ее изменит не менее случайным образом, просто исчезнув. По его словам, он любил свою семью, как все любят, но, во-первых, он оставлял ее обеспеченной, а во-вторых, он любит домочадцев не настолько, чтобы разлука с ними была для него мучительной. В тот же день он уехал в Сиэтл, а оттуда пароходом добрался до Сан-Франциско. Пару лет его носило по стране, а затем принесло на Северо-Запад, в Спокан, где он осел и снова женился. Его новая жена внешне не была похожа на прежнюю, но все-таки между ними было много общего. Она принадлежала к тому хорошо известному типу женщин, которые любят гольф, бридж и новые рецепты салатов. Он никогда не жалел о содеянном, поскольку считал свое поведение оправданным. Я даже думаю, что не догадывался, что, как и следовало ожидать, попал в ту же самую колею, из которой выбрался в Такоме. Но именно это мне больше всего в нем и нравилось. Он приспособился к тому, что балки падают, а когда они падать перестали, он приспособился и к тому, что они больше не падают.

Спейд обнял ее так, что вздулись мышцы под синими рукавами его пиджака, одну руку он запустил в ее рыжие волосы, другой ласкал хрупкую спину. Глаза его горели желтым огнем.

— Каждому, — мягко ответил Спейд, — есть чего скрывать.

- Надеюсь, что приходить сюда каждую ночь и задавать мне уйму идиотских вопросов - это еще не вся ваша работа.

- Нет, не вся. Мы еще должны выслушивать идиотские ответы.

Он сказал, вздохнув:

– Видит бог, лучше бы я ее вообще не встречал.

– Может, сейчас ты действительно так думаешь. – В голосе ее зазвучали злобные нотки. – Но когда-то ты думал иначе.

– С женщинами у меня никогда других отношений не получалось, – проворчал он

Похожие книги

Паршивая овца

Паршивая овца

Гуннар Столесен, Андре Бьерке, Бу Бальдерсон
Женщина в белом

Женщина в белом

Уилки Коллинз
Леопард

Леопард

Джузеппе Томази ди Лампедуза
Имя розы

Имя розы

Умберто Эко
Соглядатай

Соглядатай

Ален Роб-Грийе
Лунный камень

Лунный камень

Уилки Коллинз
Собака Баскервилей

Собака Баскервилей

Артур Конан Дойл
Песня палача

Песня палача

Норман Мейлер
Шпион, выйди вон!

Шпион, выйди вон!

Джон Ле Карре
Страна радости

Страна радости

Стивен Кинг