Дайте мне предрассудок, и я переверну весь мир.

Габриэль Гарсиа Маркес «Хроника объявленной смерти»
Короткая фантастическая жизнь Оскара Вау
Читать рецензииКупить на ЛитРесИскать на Ozon.ruИскать на MyBookИскать на Book24.ruИскать на Labirint.ru
О книге

Очень заковыристо все в жизни Оскара, доброго, но прискорбно тучного романтика и фаната комиксов и фантастики из испано-язычного гетто в Нью-Джерси, мечтающего стать доминиканским Дж. Р. Р. Толкиеном, но прежде всего - найти любовь, хоть какую-нибудь. Но мечтам его так и остаться бы мечтами, если бы не фуку - древнее проклятье, преследующее семью Оскара на протяжении многих поколений: тюрьма, пытки и страдания, трагические происшествия и, самое печальное, несчастная любовь - таков удел семьи Оскара. Его мать Бели - божественная красавица с неукротимым и буйным нравом, испытала на себе всю силу семейного проклятия. Его сестра попыталась сбежать от неизбежности. И Оскар, с отрочества тщетно мечтающий о первом поцелуе, был бы лишь очередной жертвой фуку - пока одним знаменательным летом он не решил избавить семью от страшного проклятья.

С невероятной энергией, литературным обаянием и знанием предмета Джуно Диас погружает читателя в бурную жизнь Оскара, его своенравной сестры Лолы и их неистовой матери Белисии, красавицы с королевской статью, а также в историю эпического путешествия семьи из прекрасного, но печального Санто-Доминго в обыкновенный американский городок Патерсон и обратно. Искренности и юмору автора трудно противостоять. "Короткая фантастическая Оскара Вау" живописует современный мир в непривычном, тревожном и завораживающем ракурсе, повествуя об извечной готовности человека претерпеть все - и рискнуть всем - во имя любви.

Иначе, как подлинным литературным триумфом этот роман назвать невозможно, и со всей очевидностью, Джуно Диас - один из самых необычных, своеобразных и притягательных писателей наших дней.

Интересные факты

Роман американского писателя доминиканского происхождения вышел в 2007 году и в следующем, 2008-м, получил Пулитцеровскую премию, Премию Джона Сарджента и Национальную Премию критиков, а также вошел в шорт-лист Дублинской премии. Удивительный по своей сложности и многоплановости роман критики едва ли не хором сравнивают с шедевром Маркеса "Сто лет одиночества".

Критика

Смешно, умно и проницательно… Невероятно динамичная книга, благодаря, не в последнюю очередь, насыщенному адреналином авторскому стилю. Роман этот решительно подтверждает: голос Диаса в современной прозе - один из наиболее уникальных и выразительных.

Мичико Какутани, The New York Times

Потрясающе… Написанная с необычайным драйвом на смеси испанского и английского, эта книга буквально нашпигована отсылками к различным культурным феноменам - от Флобера до «Дюны» и «Звуков музыки» - не говоря уж о весьма познавательных и отвязных сносках касательно карибской истории. Читать это - одно и непрерывное удовольствие, не меньшее, чем перечитывать. Дженнифер Риз, Entertainment Weekly

Безусловно выдающийся роман… «Наверное, Короткую фантастическую жизнь Оскара Вау» можно назвать сагой о семье эмигрантов, но это будет не совсем справедливо. Скорее, это семейно-эмигрантская сага для тех, кто в принципе не читает семейных и эмигрантских саг. Лев Гроссман, Time

Панорамный и очень личный роман. Эту книгу невозможно классифицировать, она не укладывается в жанровые рамки. В ней сплелись ад и рай. Los Angeles Times

Диас утонченно балансирует в своем романе сразу на нескольких уровнях. Он мешает отрывочность комиксного сюжета (побег, предательство, искупление) с честным реализмом, испанский сленг с утонченным английским, постмодернистскую литературность с детской наивностью. New York Magazine

Одно из главных достоинств романа Диаса - интимная, очень личная интонация, с которой рассказана семейная трагедия нескольких поколений, тесно связанная с трагедий страны. В его книге и настоящее, и прошлое находятся в фокусе, и возникающие при чтении картинки столь резкие, что больно глазам. Акробатическая проза выписывает идеальные фигуры, перемещаясь от реальности к фантазии, от прошлого к настоящему. The Boston Globe

Диас пишет завораживающе, почти магически. Мы словно сидим в поезде, а за окном проносятся то прекрасные, то пугающие картины. В ландшафте Диаса мы все равны, все мы жертвы и герои одновременно. Мы вместе погружаемся в ад и вместе взмываем в рай. Веселясь и горюя. Esquire

Мы ждали такого романа много лет. И вот он. Как взрыв. Короткий и фантастический, как жизнь Оскара Вау. The Washington Post Book World

Цитаты

Увы, никто так не норовит унизить другого, как униженные.

Я всегда терпеть не могла понятные сны. И до сих пор не люблю, когда мне такие снятся.

... один нагородит, а другому с этим жить.

Ведь успех всегда нуждается в зрителях, зато провал никогда без них не обходится.

Говорят, какой бы длинный путь ни прошагал осел, ему всё равно не стать лошадью.

Любовь – необычайная редкость, ее легко перепутать с миллионом других вещей...

Семейное проклятие, скажет кто-то.Жизнь, скажу я. Жизнь.

Я сделала все, что смогла, а надо было больше.

Паршиво, когда у тебя нет отрочества; это все равно что оказаться запертым в шкафу на Венере ровно в тот момент, когда впервые за сотню лет над планетой восходит солнце.

Вот тебе жизнь как она есть. Раздобудешь себе сколько-нибудь счастья, и – бах! – его сметут в один миг, как паршивую соринку. По-моему, проклятья – чистая выдумка, их не существует. А зачем они, если есть жизнь? С нас и ее хватит.

...никто не мог успешнее подавить хохот, когда Трухильо побеждал на выборах с результатом 103 %! Каков энтузиазм народа!

Вот вам белые люди. У них кошка потеряется, и они резвешивают воззвания на всех углах. А у нас, доминиканцев, потеряется дочь, и мы даже не отменим посещение парикмахерской.

Но если за последние годы я и научилась чему-либо, то лишь одному: убежать нельзя. Как ни старайся. Единственный выход – это вход.

мы же знаем, насколько толерантны наши толерантные.

"убежать нельзя. Как ни старайся. Единственный выход - это вход"

Лучший комментарий из подслушанных мною? «Мама, смотри, парень вывел свою планету на пробежку».

Но у нее же любовь! Любовь! Она мало что замечала вокруг, жила как женщина с сотрясением мозга.

Был еще Индеец Бенни, тихий аккуратный официант, вечно печальный, как человек, давно привыкший к зрелищу гибнущих надежд.

В тринадцать лет Бели́ верила в любовь, как семидесятилетняя вдова, оставшаяся без мужа, детей и средств к существованию, верит в Бога.

Моя история не самая страшная, не самая точная, не самая жестокая и не самая красивая. Она просто держит меня за горло и не отпускает.

Оглавление
· 1
······ Один. Фанат из гетто на краю света. 1974-1987 годы
··············· Золотой век
··············· Дебильная преисподняя
··············· Оскар - молодец
··············· Оскар на ближних подступах
··············· Амор ди пендехо, или Влюбленный дуралей
··············· Любовь и Оскар

······ Два. В дремучем лесу. 1982-1985
······ Три. Трижды разбитое сердце Бели́сии Кабраль. 1955-1962
··············· Принцесса пожаловала
··············· На дне моря
··············· Девчонка из моей школы
··············· Кимота![42]
··············· Нумеро уно
··············· Охота на рыцаря света
··············· Амор!
··············· Эль Холливуд
··············· Гангстер, которого мы все ищем
··············· Просветление
··············· По размышлении зрелом
··············· Игра в имена
··············· Правда и последствия 1
··············· Правда и последствия 2
··············· Под сенью дерева в цвету
··············· Растерянность
··············· Ла Инка божественная
··············· Выбор и результат
··············· Фуку́ против сафа
··············· С возвращением в мир живых
··············· Ла Инка увядающая
··············· Последние дни республики

······ Четыре. Воспитание чувств. 1988-1992

· 2
······ Пять. Бедный Абеляр. 1944-1946
··············· Знаменитый доктор
··············· А дальше что?
··············· Санто-Доминго под грифом «секретно»
··············· Плохо сказано
··············· Черный юмор
··············· По моему скромному мнению
··············· Крах
··············· Абеляр в узилище
··············· Приговор
··············· Последствия
··············· Третья, и последняя, дочь
··············· Ожог
··············· (Не) помни обо мне
··············· Убежище

······ Шесть. Земля проклятых. 1992-1995
··············· Темный век
··············· Оскар едет в отпуск
··············· Краткий пересказ. Возвращение на родную землю
··············· Прошлое брата в документах
··············· Оскар пускает корни
··············· Крошка
··············· Примечание от автора
··············· Девушка из Сабаны-Иглесии
··············· Ла Инка держит речь
··············· Ивон в записи Оскара
··············· Что остается неизменным
··············· Оскар на Рубиконе
··············· Последний шанс
··············· Оскар получает все и сразу
··············· Клайвз всегда выручит
··············· Близкие контакты карибской степени
··············· Живой или мертвый
··············· Брифинг для спускающихся в ад
··············· Живой
··············· Совет
··············· Патерсон, опять

· 3
······ Семь. Путешествие к финалу
··············· Проклятье Карибов
··············· Последние дни Оскара Вау

······ Восемь. Конец истории
··············· Что нам осталось?
··············· Что касается нас
··············· Точно последнее примечание автора
··············· Ох уж эти сны
··············· Что касается меня
··············· Что касается нас
··············· Последнее письмо
··············· Благодарности

Похожие книги

Нужная вещь

Нужная вещь

Том Вулф
Часы

Часы

Майкл Каннингем
Список Шиндлера

Список Шиндлера

Томас Кенилли
Оливия Киттеридж

Оливия Киттеридж

Элизабет Страут
Имя мне - Красный

Имя мне - Красный

Орхан Памук
Остаток дня

Остаток дня

Кадзуо Исигуро
Слепой убийца

Слепой убийца

Маргарет Этвуд
Бог Мелочей

Бог Мелочей

Арундати Рой
Средний пол

Средний пол

Джеффри Евгенидес
Поправки

Поправки

Джонатан Франзен