Лучше иметь мало друзей и мало книг, но пусть они будут хорошие

Гийом Мюссо «Ты будешь там?»
Вопрос Финклера
Читать рецензииИскать на ЛитРесИскать на Ozon.ruИскать на MyBookИскать на Book24.ruИскать на Labirint.ru
О книге

Говард Джейкобсон - видный британский писатель и колумнист, популярный телеведущий, лауреат премии имени Вудхауза, присуждаемой за лучшее юмористическое произведение. Роман «Вопрос Финклера» - о мужской дружбе и трагических потерях, об искуплении любовью и чудодейственной силе заблуждения, о сбывающемся через десятилетия предсказании цыганки и обмотанных ветчиной дверных ручках - стал первой откровенно юмористической историей, получившей Букера за всю историю премии.

Объявляя победителя, председатель жюри, бывший придворный поэт британского королевского двора Эндрю Моушн, сказал: «Роль комедии в обществе изменилась - нам с ней, пожалуй, теперь живется проще, чем когда-либо... Это изумительная книга. Разумеется, очень смешная, но и очень умная, печальная и тонкая. В ней есть все, чего от нее ожидаешь, и гораздо больше. Совершенно заслуженная победа».

Цитаты

...соперничество также может длиться всю жизнь и связывать людей не менее тесно, чем дружба.

Под старость они стали употреблять выражения покрепче, таким образом «защищаясь от пафоса».

В школьные годы Финклер был ярым сионистом и во время Шестидневной войны даже пытался записаться добровольцем в израильскую авиацию, будучи всего семи лет от роду.

Реальная беда приходит не с той стороны, откуда ее ждешь. Реальная беда непредсказуема.

друзья для того и нужны, чтобы у них что-нибудь заимствовать

Он всего лишь хотел быть счастливым — или более счастливым, если он уже был счастлив. И он хотел быть разумным — или более разумным, если он все еще был в здравом уме

в играх словами у евреев всегда найдутся ходы, недоступные пониманию неевреев

евреям необязательно упоминать о холокосте вслух, чтобы упомянуть холокост

Если вы приводите чужую мысль как аргумент в споре, будьте добры привести ее во всей полноте, а не выдавайте шальные пули чужих мнений за прицельный огонь в свою поддержку.

Так, может быть, лучше вовсе не знать счастья, учитывая огромность последующей потери? Быть может, лучше пройти по жизни, все время ожидая чего-то несбыточного, и тогда в конце будет нечего так уж горько оплакивать?

Самуил Эзра Финклер — как можно не быть умным при таком-то имени?

- А прежде у тебя были поводы так думать?

- Нет...Хотя, пожалуй, да. Я был музыкальным ребенком. Я слушал оперы и хотел играть на скрипке.

- Само по себе это не признак еврейства. Вагнер тоже слушал оперы и хотел играть на скрипке. Гитлер любил оперы и хотел играть на скрипке. Когда Муссолини встречался с Гитлером в Альпах, они вместе сыграли Концерт для двух скрипок Баха. "А теперь займемся истреблением евреев", - сказал Гитлер, когда они закончили. Для того, чтобы любить музыку, не обязательно быть евреем.

- Это правда?

- Разумеется. Совсем не обязательно.

- Нет, я про Гитлера с Муссолини - это правда?

- Да какая разница, правда это или нет? С мертвого фашиста взятки гладки.

- Когда ты думаешь, что справился со своим горем, - сказал он, - тебя начинает душить одиночество.

Треслав попытался представить себе одиночество еще большее, чем у него. "Как только ты справишься со своим одиночеством, - подумал он, - вот тут горе и возьмет тебя за глотку".

Как ты будешь жить дальше, понимая, что никогда больше - никогда-никогда - не увидишь любимого человека? Как ты переживешь хотя бы один час, одну минуту, одну секунду этого понимания? Как ты сможешь постоянно держать себя в руках?

Утром он обычно просыпался с горьким ощущением утраты. Он не мог вспомнить ни единого случая, когда проснулся бы с радостным чувством обретения. Если в его жизни накануне не происходило ничего огорчительного, он обращался к новостям и там всегда находил повод для расстройства.

Отец всегда держался так прямо, что по нему можно было сверять линию отвеса.

Из книг он выбрал диалоги Платона и еще — в обход правил — попросил полный цикл о Гарри Поттере.

— Легкая разрядка после серьезных вещей? — поинтересовался ведущий.

— Нет, для этого у меня будет Платон, — сказал Финклер.

Настоящее ничтожество никогда не знает, что оно ничтожество.

Может быть, лучше вовсе не знать счастья, учитывая огромность последующей потери? Быть может, лучше пройти по жизни, все время ожидая чего-то несбыточного, и тогда в конце будет нечего так уж горько оплакивать?

Человечество не способно бороться с одним злом, не порождая при этом другое.

Похожие книги

Загадка песков

Загадка песков

Эрскин Чайлдерс
Искупление

Искупление

Иэн Макьюэн
Список Шиндлера

Список Шиндлера

Томас Кенилли
Имя розы

Имя розы

Умберто Эко
Жизнь Пи

Жизнь Пи

Янн Мартел
Оливия Киттеридж

Оливия Киттеридж

Элизабет Страут
Игрок

Игрок

Александра Лисина
Шпион, выйди вон!

Шпион, выйди вон!

Джон Ле Карре