Редкостное, можно сказать, удовольствие в наши дни встретить человека, который что-то читает.

Энтони Берджесс «Заводной апельсин»
1984
Читать фрагментЧитать рецензииКупить на ЛитРесИскать на Ozon.ruИскать на MyBookИскать на Book24.ruИскать на Labirint.ru
О книге

Своеобразный антипод второй великой антиутопии XX века - «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли. Что, в сущности, страшнее: доведенное до абсурда «общество потребления» - или доведенное до абсолюта «общество идеи»?

По Оруэллу, нет и не может быть ничего ужаснее тотальной несвободы…

Интересные факты

Рабочее название романа, над написанием которого Оруэлл работал на протяжении 1940-х годов, звучало как «Последний человек в Европе» (англ. «The Last Man in Europe»).

Известно, что издатель книги Фредерик Варбург настаивал на смене названия для повышения интереса потенциальных читателей. Причины, по которым автор остановился на названии «1984», до конца не ясны. Наиболее распространённым является мнение, что год действия романа избран простой перестановкой последних двух цифр года публикации романа - 1948. Также «1984» может быть аллюзией на столетний юбилей Фабианского общества - первой значимой социалистической организации в Англии, основанной в 1884 году. Кроме того, название романа может быть ссылкой на ряд произведений, действие которых разворачивается в том же году - роман Гилберта Кита Честертона «Наполеон из Ноттинг Хилла» или знаменитую антиутопию Джека Лондона «Железная пята» (события в ней происходят в 1912-1932, но подъём революционного движения приходится на 1984 год).

Знаменитая формула «дважды два равняется пяти» Оруэллу пришла на ум, когда он услышал советский лозунг «пятилетку в четыре года».

В 2009 году магазин Amazon удалённо стер книги Оруэлла с устройств для чтения электронных документов Kindle. Пользователи лишились электронных копий романов «1984» и «Скотный двор», на распространение которых, как выяснилось, у компании нет прав.

История

«1984» - роман-антиутопия Джорджа Оруэлла с элементами сатиры. Наряду с такими произведениями, как Мы Евгения Замятина (1920), О дивный новый мир Олдоса Хаксли (1932) и 451 градус по Фаренгейту Рэя Брэдбери (1953), роман считается одним из известнейших произведений в жанре антиутопии, предупреждающем об угрозе тоталитаризма.

В письме своему издателю Оруэлл сообщил, что первая мысль о романе возникла у него в 1943 году. Он органично продолжает тему «преданной революции», раскрытую в Скотном дворе . Первыми названиями романа были «Последний человек в Европе» и «Live and Dead» («Живые и умершие»). Появляются основные моменты и линии - двухминутки ненависти, двоемыслие, новояз, любовь и страх в тоталитарном обществе и пр.

В романе прослеживается также ряд параллелей или даже заимствований из творчества предшественников Оруэлла - прежде всего, романа-антиутопии Евгения Замятина «Мы» (Благодетель - Старший Брат; Единое Государство - Океания; операция по удалению из мозга центра фантазии - промывка мозгов). Английский критик Исаак Дойчер ещё в 1955 году обратил внимание, что Оруэлл «заимствовал идею, сюжет, главных героев, символику и всю атмосферу» замятинского «Мы». С другой стороны, некоторые исследователи утверждают, что Оруэлл прочитал «Мы» уже после собственной книги. Но необходимо помнить о том факте, что сам Оруэлл отрецензировал «Мы» в 1946 году, а в письме Глебу Струве (февраль 1944) Оруэлл писал так: «Вы меня заинтересовали романом „Мы“, о котором я раньше не слышал. Такого рода книги меня очень интересуют, и я даже делаю наброски для подобной книги, которую раньше или позже напишу».

Черновой вариант романа был закончен в октябре 1947, однако работа была прервана из-за обострения туберкулёза. Выйдя из клиники, Оруэлл 28 июля 1948 года приезжает на остров Джура для окончания романа. В октябре он просит издателя прислать ему машинистку, однако никто не согласился ехать на отдалённый остров, и тяжелобольной Оруэлл перепечатал роман сам. Впервые роман был опубликован 8 июня 1949 года, вызвав восторг критики и восхищение коллег - Хаксли, Дос Пассоса, Рассела. В 1953 году был выпущен радиоспектакль, в 1956 и 1984 годах по роману были сняты одноимённые фильмы. К 1989 году роман был переведён более чем на 65 языков.

Сюжет

Главный герой - Уинстон Смит - живёт в Лондоне, работает в министерстве правды и является членом внешней партии.

Он не разделяет партийные лозунги и идеологию и в глубине души сильно сомневается в партии, в окружающей действительности и вообще во всём том, в чём только можно сомневаться. Чтобы «выпустить пар» и не сделать безрассудный поступок, он покупает дневник, в котором старается излагать все свои сомнения. На людях же он старается притворяться приверженцем партийных идей. Однако он опасается, что девушка Джулия, работающая в том же министерстве, шпионит за ним и хочет разоблачить его. В то же время он полагает, что высокопоставленный сотрудник их министерства, член внутренней партии (некий О’Брайен) также не разделяет мнения партии и является подпольным революционером.

Однажды оказавшись в районе пролов, где члену партии появляться нежелательно, он заходит в лавку старьёвщика Чаррингтона. Тот показывает ему комнату наверху, и Уинстон мечтает пожить там хотя бы недельку. На обратном пути ему встречается Джулия. Уинстон понимает, что она следила за ним и приходит в ужас. Он колеблется между желанием убить её и страхом. Однако побеждает страх, и он не решается догнать и убить Джулию. Вскоре Джулия в министерстве передаёт ему записку, в которой она признаётся ему в любви. У них завязывается роман, они несколько раз в месяц устраивают свидания, но Уинстона не покидает мысль, что они уже покойники (свободные любовные отношения между мужчиной и женщиной запрещены партией). Они снимают комнатку у Чаррингтона, которая становится местом их регулярных встреч. Уинстон и Джулия решаются на безумный поступок и идут к О’Брайену и просят, чтобы он принял их в подпольное Братство, хотя сами лишь предполагают, что он в нём состоит. О’Брайен их принимает и даёт им книгу, написанную врагом государства Голдстейном.

Через некоторое время их арестовывают в комнатке у мистера Чаррингтона, так как этот милый старик оказался сотрудником полиции. В министерстве любви Уинстона долго обрабатывают. Главным палачом, к удивлению Уинстона, оказывается О’Брайен. Сначала Уинстон пытается бороться и не отрекаться от себя. Однако от постоянных физических и психических мучений он постепенно отрекается от себя, от своих взглядов, надеясь отречься от них разумом, но не душой. Он отрекается от всего, кроме своей любви к Джулии. Однако и эту любовь ломает О’Брайен. Уинстон отрекается, предаёт её, думая, что он предал её на словах, разумом, от страха. Однако когда он уже «излечен» от революционных настроений и на свободе, сидя в кафе и попивая джин, он понимает, что в тот момент, когда отрёкся от неё разумом, он отрёкся от неё полностью. Он предал свою любовь. В это время по радио передают сообщение о победе войск Океании над армией Евразии, после чего Уинстон понимает, что теперь он полностью излечился.

Критика

Немецкий социолог и философ Эрих Фромм отмечает:

Такие книги, как Оруэлла, - мощные предупреждения, и получится очень неудачно, если читатель самодовольно поймёт «1984» как очередное описание сталинского варварства и не заметит, что это касается и нас [Запада] тоже.

Здесь Оруэлл довольно очевидно затрагивает тему фальсификации социализма русским коммунизмом, но следует добавить, что Запад также повинен в подобной фальсификации. Мы показываем наше общество как общество свободной инициативы, индивидуализма идеализма, а на самом деле это лишь слова.

Читатель найдёт много других черт современной западной цивилизации, если, конечно, сам сможет переступить через своё «двоемыслие».

Русский писатель Эдуард Лимонов, известный своими левыми взглядами, отмечая талант автора, критикует идеологические позиции Оруэлла:

И вдруг «1984» и «Ферма животных» - две жуткие сатиры на СССР и на все социалистическое движение, сатиры на социалистическую Утопию, на которую работал и которой молился всю сознательную жизнь. Зачем? Со страстью, с которой мочит своего двурогого бога доселе приносивший ему жертвы дикарь, Оруэлл растоптал в прах социализм... Получилось так, что Оруэлл - это автор «1984». История опустила тонкости, побледнели другие книги, мало кого интересует, что написал Оруэлл помимо «1984», что он был послушным партийным функционером социалистической партии троцкистского типа... Трагедия Оруэлла, отринувшего идеалы всей своей жизни, осталась неизвестной массам... Но талант есть талант. Даже в «1984» есть за что снять шапку перед Оруэллом. За страницы, посвященные жизни «пролов». «Когда они молоды, они бывают даже красивы» - с удивлением замечает Оруэлл, и здесь слышны интонации старого мрачного Ницше, наблюдающего за «шудрами» с любопытством естествоиспытателя, наблюдающего за насекомыми.

Экранизации

1956 - 1984 / 1984

1965 - 1984 / Nineteen Eighty-Four

1984 - 1984 / Nineteen Eighty-Four

Цитаты

Лучшие книги, понял он, говорят тебе то, что ты уже сам знаешь.

Если ты в меньшинстве и даже в единственном числе, - это не значит, что ты безумец.

Свобода - это возможность сказать, что дважды два - четыре.

- Сколько я показываю пальцев, Уинстон?

- Четыре.

- А если партия говорит, что их не четыре, а пять,- тогда

сколько?..

Когда любишь кого-то, ты его любишь, и, если ничего больше не можешь ему дать, ты все-таки даешь ему любовь

Кто контролирует прошлое — контролирует будущее, кто контролирует настоящее — контролирует прошлое.

Если соблюдаешь мелкие правила, можно нарушать большие.

Цель репрессий — репрессии. Цель пытки — пытка. Цель власти — власть.

Война - это мир, свобода - это рабство, незнание - сила.

Ни за что на свете ты не захочешь, чтобы усилилась боль. От боли хочешь только одного - чтобы она кончилась. Нет ничего хуже в жизни, чем физическая боль. Перед лицом боли нет героев.

Если вам нужен образ будущего, вообразите сапог, топчущий лицо человека — вечно.

Умный тот, кто нарушает правила и все-таки остается жив.

Каких взглядов придерживаются массы и каких не придерживаются – безразлично. Им можно предоставить интеллектуальную свободу, потому что интеллекта у них нет.

Власть – не средство; она – цель. Диктатуру учреждают не для того, чтобы охранять революцию; революцию совершают для того, чтобы установить диктатуру. Цель репрессий – репрессии. Цель пытки – пытка. Цель власти – власть.

Массы никогда не восстают сами по себе и никогда не восстают только потому, что они угнетены. Больше того, они даже не сознают, что угнетены, пока им не дали возможности сравнивать.

Постепенно становясь сильнейшим из побуждений, страх ломает нравственный хребет человека и заставляет его глушить в себе все чувства, кроме самосохранения.

Если хочешь сохранить секрет, надо скрывать его и от себя.

Трудно сохранить непроницаемость, если не знаешь, как выглядит твоё лицо.

Человеку свойственно жить мгновением, он согласится продлить жизнь хоть на десять минут, даже зная наверняка, что в конце его ждет пытка.

- Когда спишь с человеком, тратишь энергию; а потом тебе хорошо и на все наплевать. Им это - поперек горла. Они хотят, чтобы энергия в тебе бурлила постоянно. Вся эта маршировка, крики, махание флагами - просто секс протухший.

Оглавление
· Часть первая
······ I
······ II
······ III
······ IV
······ V
······ VI
······ VII
······ VIII

· Часть вторая
······ I
······ II
······ III
······ IV
······ V
······ VI
······ VII
······ VIII
······ IX
······ X

· Часть третья
······ I
······ II
······ III
······ IV
······ V
······ VI

· Приложение. О новоязе

Похожие книги

Королева Марго

Королева Марго

Александр Дюма
Унесенные ветром

Унесенные ветром

Маргарет Митчелл
Зов предков

Зов предков

Джек Лондон
Отверженные

Отверженные

Виктор Гюго
Фамильная честь Вустеров

Фамильная честь Вустеров

Пэлем Грэнвил Вудхаус
Властелин колец

Властелин колец

Джон Р. Р. Толкин
Граф Монте-Кристо

Граф Монте-Кристо

Александр Дюма
Гроздья гнева

Гроздья гнева

Джон Стейнбек
Табачная дорога

Табачная дорога

Эрскин Колдуэлл