Никогда не говорите о себе ничего дурного. Это сделают ваши друзья.

Андре Моруа «Письма незнакомке»
Продажная тварь
Читать фрагментЧитать рецензииКупить на ЛитРесИскать на Ozon.ruИскать на MyBookИскать на Book24.ruИскать на Labirint.ru
О книге

«Продажная тварь» - провокационный роман о расизме, политкорректности и двойных стандартах.

Кем можно вырасти в гетто, если твой отец - жестокий человек и социолог неортодоксальных взглядов, который все эксперименты ставит над тобой? Например, продавцом арбузов и знатоком человеческих душ, как герой этой книги. И что делать, если твой родной город с литературным именем Диккенс внезапно исчезает с карты Калифорнии? Например, попытаться вернуть город самостоятельно, размечая границы. Но все, что бы ни делал герой книги, не находит понимания у окружающих, особенно у местного кружка черных интеллектуалов, давших ему прозвище Продажная тварь.

Но кто на самом деле продался - он или все остальные?

Цитаты

«Молчание может быть протестом и согласием, но чаще всего это страх»

If New York is the City That Never Sleeps, then Los Angeles is the City That’s Always Passed Out on the Couch.

Silence can be either protest or consent, but most times it’s fear.

Меня достало, что авторы описывают черных женщин по оттенку кожи! То она у них медовая, то шоколадная! Моя бабушка по отцу — цвета кофе мокко, кофе с молоком ил цвета сраного крекера! Почему они не описывают оттенки кожи белых персонажей с помощью пищевых продуктов и горячих напитков? Цвета йогурта, яичной скорлупы, цвета сыра-косички, обезжиренного молока. В этих расистских книгах нет ни одного такого героя! Вот почему черная литература — отстой!

В этом разница между большинством угнетенных народов мира и американскими черными: первые клянутся никогда не забывать, а мы хотим все вычеркнуть из нашей истории, запечатать и отправить дело на личное хранение.

И если Диснейленд и впрямь был бы раем, то о нем молчали бы в тяпочку и вход туда был бы бесплатным, а не равнялся среднегодовому подушевому доходу в небольшом цельтральноафриканском государстве вроде Детройта

История - это память, а память - это время, эмоции и песня. История - это то, что навсегда остаётся с тобой.

They say “pimpin’ ain’t easy.” Well, neither is slaveholdin’. Like children, dogs, dice, and overpromising politicians, and apparently prostitutes, slaves don’t do what you tell them to do.

Тот же оголтелый расизм, но не более опасный, чем однодневная поездка в законодательное собрание штата Аризона

А чувствую я себя под стать костюму - дешево, весь чешусь и вот-вот расползусь по швам

They say a cigarette takes three minutes off your life, but good hashish makes dying seem so far away.

Если снять одну кроссовку и поднести к уху как раковину, можно услышать гул океана потогонного труда.

"What's that on the sweetness scale?"

"Somewhere between Eva Braun and a South African salt mine."

Зачем обвинять Марка Твена, если у вас не хватает смелости и терпения объяснить детям, что слово на букву "н" все равно существует и что рано или поздно, как бы беспечно им ни жилось, кто-нибудь обзовет их ниггерами или, прости господи, они и сами кого-нибудь так назовут.

В комедии всё как на войне. Если шутки удались, то они убивают. Если не удались, считай себя убитым.

Лос-Анджелес — это пространство, где самооценка напрямую связана с тем, как именно ты передвигаешься в этом пространстве. Ходить пешком — все равно что побираться на улице. Такси — только для иностранцев и проституток. Велосипеды, скейтборды, ролики — это для детей, сторонников ЗОЖ и тех, кому некуда идти. Зато любая машина, от класса люкс до подержанного драндулета, придает вам статус.

Но история — не бумага, на которой она напечатана. История — это память, а память — это время, эмоции и песня. История — это то, что навсегда останется с тобой.

— Послушай, я очень сомневаюсь, что «вся работа достается черным». Но если это и так, то на Мэдисон-авеню отлично известно: из каждого заработанного доллара ниггеры тратят доллар двадцать на шлак, который рекламируют по телику.

При каждом упоминании Хэмптоном какой-нибудь мутной статьи из Билля о гражданских правах со ссылками на судебную практику судья начинал нервно ерзать, пытаясь переместить центр тяжести с одного дряблого диабетического полужопия на другое.

Существует легенда, что «Пострелята», как и «Макбет», — прóклятые постановки, после которых актеры быстро умирали.

Оглавление
· Пролог
· Греби говно лопатой
······ Глава первая
······ Глава вторая
······ Глава третья
······ Глава четвертая
······ Глава пятая
······ Глава шестая
······ Глава седьмая
······ Глава восьмая

· Без сдачи, или дзен и поездки на автобусе как искусство восстановления отношений
······ Глава девятая
······ Глава десятая

· Огни большого города: интерлюдия
· Сплошные мексиканцы
······ Глава одиннадцатая
······ Глава двенадцатая
······ Глава тринадцатая
······ Глава четырнадцатая
······ Глава пятнадцатая
······ Глава шестнадцатая

· Яблоки и апельсины
······ Глава семнадцатая
······ Глава восемнадцатая
······ Глава девятнадцатая
······ Глава двадцатая
······ Глава двадцать первая
······ Глава двадцать вторая
······ Глава двадцать третья

· Черный абсолют
······ Глава двадцать четвертая
······ Глава двадцать пятая
······ Глава двадцать шестая
······ Завершенность

· Благодарности

Похожие книги

Нужная вещь

Нужная вещь

Том Вулф
Список Шиндлера

Список Шиндлера

Томас Кенилли
Оливия Киттеридж

Оливия Киттеридж

Элизабет Страут
Имя мне - Красный

Имя мне - Красный

Орхан Памук
Остаток дня

Остаток дня

Кадзуо Исигуро
Слепой убийца

Слепой убийца

Маргарет Этвуд
Бог Мелочей

Бог Мелочей

Арундати Рой
Средний пол

Средний пол

Джеффри Евгенидес
Поправки

Поправки

Джонатан Франзен