Любовь должна быть не средством, а целью

Мюриель Барбери «Элегантность ежика»
Тихий американец
Читать фрагментЧитать рецензииКупить на ЛитРесИскать на Ozon.ruИскать на MyBookИскать на Book24.ruИскать на Labirint.ru
О книге

Идея романа «Тихий американец» появилась у Грэма Грина после того, как он побывал в Индокитае в качестве военного корреспондента лондонской «Таймс». Выход книги спровоцировал скандал, а Грина окрестили «самым антиамериканским писателем». Но время все расставило на свои места: роман стал признанной классикой, а название его и вовсе стало нарицательным для американских политиков, силой насаждающих западные ценности в странах третьего мира.

Вьетнам начала 50-х годов ХХ века, Сайгон. Жемчужина Юго-Восточной Азии, колониальный рай, объятый пламенем войны. Сюда со всех частей света слетелись «ястребы» в надежде отхватить лакомый кусок. На фоне жестких циничных политиканов выделяется наивный юноша - «тихий американец» Олден Пайл, мечтающий нести добро и свет демократии по всему миру. Однако… кто же это сказал: «бойтесь данайцев, дары приносящих…»?

Интересные факты

Образ «тихого американца», в некотором роде «прогрессора» западных ценностей, выведенный в этой книге, оказался настолько сильным, что стал излюбленным клише антиамериканской риторики в приложении к деятельности США в других странах. В частности, активно использовался в советской прессе и на телевидении.

Сюжет

Действие происходит в Сайгоне в начале 1950-х годов, во время Первой индокитайской войны. В романе пересекаются две основные линии: любовный треугольник пожилого английского журналиста Томаса Фаулера, молодого американца Олдэна Пайла и вьетнамской подруги Фаулера Фуонг (правильный вариант произношения этого имени - Фыонг, "феникс"); и военно-политические конфликты и нарастающее вмешательство США, которое в будущем приведёт к Вьетнамской войне. Фаулер, рассказчик истории, просто наблюдает происходящие события и отправляет репортажи в Лондон. Его опыт во Вьетнаме отчасти повторяет пережитое там самим Грином. Пайл, напротив, непосредственно замешан в происходящем, хотя это становится ясно и не сразу. Будучи сотрудником гуманитарной миссии США во Вьетнаме, а по сути - представляя в своем лице американские спецслужбы, он символизирует политику США во Вьетнаме в целом.

Ключевые события романа сконцентрированы вокруг попытки США создать «третью силу» в лице генерала Тхе (основан на реальной личности Чинь Минь Тхе) для противостояния Вьетминю и, менее явно, французским колонизационным войскам. Серия террористических актов в Сайгоне, ответственность за которые свалили на коммунистов, используется для оправдания взятия города генералом Тхе (схожие события происходили в действительности в 1952 году в то время, как Грин был в городе). Грин считал - и это вскоре подтвердилось, - что на самом деле взрывы были делом рук Тхе и его американских советников. В романе этот не слишком законспирированный заговор раскрывает Фаулер, что заставляет его отвергнуть свои созерцательные принципы и пойти на вмешательство в происходящее: выдать Олдэна Пайла вьетнамским коммунистам, став в итоге прямым виновником его гибели.

Экранизации

По роману были сняты два фильма: один вскоре после выхода, в 1958 году, второй в 2002. Смысл сюжета первой экранизации был прямо противоположен роману: сценарий создавался при участии офицера ЦРУ.

Грэм Грин назвал фильм «пропагандой». До второй экранизации автор не дожил и не смог высказать своё отношение, но её сюжет гораздо ближе к роману и имеет тот же политический смысл.

1958 Тихий американец
2002 Тихий американец

Ссылки

Википедия

Цитаты

— Вы ведь не верите в бога?

— Не верю.

— Если бога нет, для меня всё на свете бессмысленно.

— А для меня всё бессмысленно, если он есть.

Порой убить человека — значит оказать ему услугу.

Война так часто состоит в том, что ты сидишь и, ничего не делая, чего-то ждёшь. Не зная точно, сколько у тебя ещё есть времени, не хочется ни о чём думать.

Страдание не становится более мучительным оттого, что страдальцев много; одно тело может выстрадать не меньше, чем все человечество.

Рано или поздно человеку приходится встать на чью-нибудь сторону. Если он хочет остаться человеком.

– Неужели вы думаете, – сказал я, – что я хочу вернуться на родину?

Виго посмотрел на яркий, безоблачный день за окном. Он заметил с грустью:

– Большинству людей хочется домой.

– Мне здесь нравится. Дома – уйма трудностей.

...у некоторых гордость видна сразу, как накожная болезнь, чувствительная к малейшему прикосновению, а его гордость была спрятана глубоко внутри и сведена до минимума.

Нельзя любить, если у тебя нет интуиции.

А ты ее понимал? Разве ты предвидел то, что случится?". Время порою мстит, но месть эта бывает запоздалой. И зачем только мы стараемся понять друг друга? Не лучше ли признаться, что это невозможно; нельзя до конца одному человеку понять другого: жене - мужа, любовнику - любовницу, а родителям - ребенка. Может быть, потому люди и выдумали бога существо, способное понять все на свете. Может, если бы я хотел, чтобы меня понимали и чтобы я понимал, я бы тоже дал околпачить себя и поверил в бога, но я репортер, а бог существует только для авторов передовиц.

Обладание уже само по себе причиняет боль: мы слишком бедны душой и телом, чтобы обладать без гордыни или принадлежать, не чувствуя унижения.

Смерть куда надёжнее бога, и с её приходом уходит повседневная угроза, что умрёт любовь. Надо мной больше не будет висеть кошмар грядущей скуки и безразличия.

Любить в тиши. Любить и умереть В стране, похожей на тебя

Не так-то легко жить с человеком, которого обидел.

Во мне зародилась потребность оберегать его. Мне и в голову не приходило, что я сам куда больше нуждаюсь в защите. Глупость молчаливо требует от нас покровительства, а между тем куда важнее защитить себя от глупости - ведь она, словно немой прокаженный, потерявший свой колокольчик, бродит по свету, не ведая, что творит.

Повседневная жизнь идет своим чередом - это многих спасает об безумия. Даже во время воздушного налета нельзя беспрерывно испытывать страх. Так и под обстрелом привычных дел, случайных встреч, чужих треволнений человек надолго забывает о своих страхах.

Пайл замечал страдание, когда оно мозолило ему глаза. (Я пишу об этом без издевки: на свете немало людей, которые и вовсе его не замечают).

Спаси нас боже от праведных и не ведающих, что творят.

...я подумал о том, как глупо строить клетки с отдушинами для воздуха, почти такие же клетки строим мы для религии с отдушинами для сомнений, для разных верований, для бесчисленных толкований.

Когда-то мы, в Англии, называли хорошего человека "надежным, как фунт стерлингов". Не настало ли время говорить о любви, надежной, как доллар?

Глупость молчаливо требует от вас

покровительства, а между тем куда важнее защитить себя от глупости, - ведь

она, словно немой прокаженный, потерявший свой колокольчик, бродит по

свету, не ведая, что творит.

Оглавление
· Часть первая
······ 1
······ 2
······ 3
······ 4
······ 5

· Часть вторая
······ 1
······ 2
······ 3

· Часть третья
······ 1
······ 2

· Часть четвертая
······ 1
······ 2
······ 3
Теги: вьетнам

Похожие книги

Сердце - одинокий охотник

Сердце - одинокий охотник

Карсон Маккаллерс
Зов предков

Зов предков

Джек Лондон
Леопард

Леопард

Джузеппе Томази ди Лампедуза
Любовь во время чумы

Любовь во время чумы

Габриэль Гарсиа Маркес
Винни-Пух и все-все-все

Винни-Пух и все-все-все

Алан Милн, Борис Заходер
Собака Баскервилей

Собака Баскервилей

Артур Конан Дойл
Земля

Земля

Перл Бак
Гроздья гнева

Гроздья гнева

Джон Стейнбек
Хоббит

Хоббит

Дж. Р. Р. Толкин
Табачная дорога

Табачная дорога

Эрскин Колдуэлл
Мартин Иден

Мартин Иден

Джек Лондон