Самым лучшим женщинам приходится тяжелее всех

Колин Маккалоу «Поющие в терновнике»
Грозовой перевал
Читать фрагментЧитать рецензииКупить на ЛитРесИскать на Ozon.ruИскать на MyBookИскать на Book24.ruИскать на Labirint.ru
О книге

«Грозовой Перевал» Эмили Бронте - не просто золотая классика мировой литературы, но роман, перевернувший в свое время представления о романтической прозе. Проходят годы и десятилетия, но история бурной, страстной, трагической любви Хитклифа и Кэти по-прежнему не поддается ходу времени. «Грозовым Перевалом» зачитывалось уже много поколений женщин - продолжают зачитываться и сейчас. Эта книга не стареет, как не стареет истинная любовь…

Книги этой серии станут прекрасным подарком для юной леди, потому что они рассказывают о любви словами великих писателей.

Цитаты

"Гордые люди сами вскармливают свои злые печали".

Разумный человек должен довольствоваться тем обществом, которое являет он сам.

Как вы умудряетесь жить здесь без книг? … Отберите у меня книги — и я приду в отчаяние.

Если все прочее сгинет, а он останется - я не исчезну из бытия; если же все прочее останется, но не станет его, вселенная для меня обратится в нечто огромное и чужое, и я уже не буду больше ее частью.

Предательство и насилие – это копья, заостренные с обоих концов: того, кто пускает их в дело, они ранят больней, чем его противника.

...при злом сердце самое красивое лицо становится хуже, чем безобразным.

(…) он никогда не узнает, как я люблю его, и люблю не потому, что он хорош собой, а потому, что в нем больше меня, чем во мне самой.

Мы порой жалеем людей, которые не знают жалости ни к себе, ни к другим.

Тиран топчет своих рабов, и они не восстают против него: они норовят раздавить тех, кто у них под пятой.

"Моя любовь к Линтону, как листва в лесу: знаю, время изменит её, как меняет зима деревья. Любовь моя к Хитклифу похожа на извечные каменные пласты в недрах Земли. Она - источник, не дающий явного наслаждения, однако же необходимый."

Их счастье кончилось, когда обстоятельства заставили каждого почувствовать, что его интересы для другого не самое главное.

Мысли - это чудища, что снова и снова являются терзать нас.

Я сказала ему, что его рай - это что-то полуживое, а он сказал, что мой - это что-то пьяное.

В этом видно различие между его любовью и моей: будь я на его месте, а он на моем, я, хоть сжигай меня самая лютая ненависть, никогда бы я не поднял на него руку. Ты смотришь недоверчиво? Да, никогда! Никогда не изгнал бы я его из ее общества, пока ей хочется быть близ него. В тот час, когда он стал бы ей безразличен, я вырвал бы сердце из его груди и пил бы его кровь! Но до тех пор - если не веришь, ты не знаешь меня - до тех пор я дал бы разрезать себя на куски, но не тронул бы волоска на его голове!

Кто не сделал до десяти утра половины своей дневной работы, тот рискует не управиться со своей второй половиной

Мне снились в жизни сны, которые потом оставались со мной навсегда и меняли мой образ мыслей: они входили в меня постепенно, пронизывая насквозь, как смешивается вода с вином, и постепенно меняли цвет моих мыслей.

Чужой всегда чужой, беден он или богат.

Я отдала ему сердце, а он взял его, насмерть исколол и швырнул обратно.

— А если б она рассыпалась в прах или того хуже, о чем мечтали бы вы тогда? — я сказала.

— О том, чтоб рассыпаться в прах вместе с нею.

...Оставшееся после умерших ценно для нас, если они были нам дороги при жизни.

Оглавление
· Глава 1
· Глава 2
· Глава 3
· Глава 4
· Глава 5
· Глава 6
· Глава 7
· Глава 8
· Глава 9
· Глава 10
· Глава 11
· Глава 12
· Глава 13
· Глава 14
· Глава 15
· Глава 16
· Глава 17
· Глава 18
· Глава 19
· Глава 20
· Глава 21
· Глава 22
· Глава 23
· Глава 24
· Глава 25
· Глава 26
· Глава 27
· Глава 28
· Глава 29
· Глава 30
· Глава 31
· Глава 32
· Глава 33
· Глава 34

Похожие книги

Три мушкетера

Три мушкетера

Александр Дюма
Королева Марго

Королева Марго

Александр Дюма
Большие надежды

Большие надежды

Чарльз Диккенс
Отверженные

Отверженные

Виктор Гюго
Фамильная честь Вустеров

Фамильная честь Вустеров

Пэлем Грэнвил Вудхаус
Граф Монте-Кристо

Граф Монте-Кристо

Александр Дюма
Евгений Онегин

Евгений Онегин

Александр Пушкин
Джейн Эйр

Джейн Эйр

Шарлотта Бронте